Меню
X
Джихад в отдельно взятой квартире

12 октября 2017

Ирина МОСКОВКА

 

Вряд ли сотрудники следственно-оперативной группы карагандинского ДКНБ могли предположить, что заурядный обыск в частном доме по улице Памирской станет для них весьма рискованным мероприятием. Опасность предстала в лице 22-летней девушки в хиджабе. Наплевав на присутствие рядом вооруженных спецназовцев, она взяла на кухне охотничий нож и накинулась на сыщиков. 

Нет, признаков безумия у молодой карагандинки Татьяны ОДИНЦОВОЙ не имелось. Это выяснилось во время проведения судебно-психиатрической экспертизы: “…Могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В принудительных мерах медицинского характера не нуждается”. Как она сама потом рассказала на допросе, просто считала явившихся к ней людей врагами и хотела их убить.

Вообще-то, Татьяна чекистов совсем не интересовала. Их внимание больше было приковано к ее 28-летнему супругу Николаю ОДИНЦОВУ. Из оперативных источников им стало известно, что молодой человек будто бы активно пропагандирует через социальные сети идеи терроризма и призывает пользователей к джихаду. Подозреваемого взяли в разработку и задержали. Поскольку “приняли” Николая вне дома, в тот же день решили провести безотлагательный обыск в его жилище, дабы найти подтверждающие подозрения улики. Комитетчики, опять же исходя из оперативной информации, даже знали что искать - ноутбук и черную флешку, на которых, возможно, содержались сведения религиозно-экстремистского толка. Оставалось только изъять технику и изучить ее содержимое.

В частный дом на улице Памирской нагрянули восемь сотрудников КНБ: старший следователь по особо важным делам Е.С. ЖУМАТАЕВ, несколько оперативников и бойцы спецподразделения “Арлан”. К ним также примкнули двое понятых. По их показаниям, дверь открыла одетая в ярко-зеленый хиджаб Татьяна Одинцова. Руководитель группы показал ей служебное удостоверение и осведомил о проведении обыска.

Девушке сразу предложили выдать интересующие чекистов предметы. Однако она сделала вид, что понятия о них не имеет. Поэтому визитерам пришлось потратить около часа на обыск в комнатах. В итоге в спальне обнаружили планшет, три флеш-карты, две коробки от телефонных SIM-карт и тетрадь, в которой имелись записи про джихад на русском языке. Кроме того, в гостиной изъяли еще две флешки и модем. Но на самый главный вещдок - ноутбук - так и не наткнулись. Оттого еще раз попросили хозяйку выдать его добровольно. А она продолжала отрицать его наличие.

Тогда комитетчики устроили дополнительный обыск. Кто-то из оперов отодвинул стоящий в гостиной диван и увидел под ним компьютер серебристого цвета. Сведения об этом тут же внесли в протокол и велели Одинцовой ознакомиться с документом. Татьяна же в ответ попросила у сыщиков минутку, чтобы отлучиться на кухню и прийти в себя от нахлынувших переживаний. Ей позволили выйти. А когда она вернулась, случилось то, чего никто не ожидал.

Едва не приведшие к драме события разворачивались в коридоре, где столпились оперативники. Как вспоминают очевидцы, девушка в левой руке держала протокол, а правую руку прятала за спину - в ней был нож с клинком длиной около 15 сантиметров. Первым ударом Татьяна пыталась достать сотрудника С.О. МЕЙРАМОВА, метила ему в живот. Однако опер успел среагировать и увернулся. Затем он попробовал перехватить ее руку, но Одинцова уже накинулась на находящегося поблизости оперативника И.Е. МАТЫШЕВА, целясь тому в шею и грудь. Била наотмашь. В ходе стремительной схватки Татьяне удалось нанести чекисту небольшую рану в области подбородка, порезать футболку на груди и располосовать левое предплечье, которым он блокировал удары.

Затем в дело вступили спецназовцы. Девушку в считаные секунды обезвредили и уложили лицом в пол. Притом сделали это настолько аккуратно, что впоследствии судмедэксперты не обнаружили на ее теле ни единого синяка. Между тем она даже в таком положении храбрилась, упрекая комитетчиков в том, что они такой толпой не могут справиться с одной женщиной.

Как только все утихло, на место происшествия вызвали полицию и бригаду “скорой помощи”. К счастью, ранения у оперативника Матышева оказались несерьезными. Тем не менее правоохранители завели уголовное дело по части 2 статьи 380 УК (“применение насилия, опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти”). Ведь Татьяна норовила угодить ножом в те части тела, где расположены жизненно важные органы. Достигни хоть один удар цели, все могло быть куда плачевнее. Благо опер оказался достаточно ловким, да спецназ на помощь вовремя подоспел.

Примечательно, что на первом же допросе в присутствии адвоката Одинцова признавалась в целенаправленности своих действий. Явившихся в ее дом посторонних людей она считала врагами и хотела убить именно сотрудников ДКНБ. При этом в деталях описывала, каким образом наносила удары пострадавшему. Несмотря на то что этот допрос был зафиксирован на видеокамеру, в суде Татьяна сменила тактику. Она помнила, как удалялась на кухню и брала нож. Но подробности самого нападения на комитетчиков якобы запамятовала и пыталась интерпретировать свой поступок как проявление защиты от незнакомых вооруженных людей.

Впрочем, Одинцова суд этими откровениями не впечатлила. Однако наказали ее минимальным сроком, положенным за совершение такого преступления. Лишили свободы всего на пять лет, хотя грозило до десяти лет заключения. Смягчающими факторами стали молодой возраст подсудимой и ее извинения перед раненым оперативником.

К слову, расследование по делу ее мужа Николая Одинцова тоже закончилось. Буквально на днях материалы передали в суд. Молодого человека обвиняют в пропаганде терроризма с использованием средств массовой информации или сетей телекоммуникаций. В случае подтверждения его вины парня могут упечь за решетку на срок от семи до двенадцати лет.

 

Время (Общественно-политическая газета) № 155(2485)

 

Дата публикации: 17.10.2017